• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты
Руководитель базовой кафедрой Института Китая и современной Азии РАН Бабаев Кирилл Владимирович
Заместитель руководителя базовой кафедры Института Китая и современной Азии РАН Кулинцев Юрий Викторович
Менеджер базовой кафедры Института Китая и современной Азии РАН Ким Инна Вячеславовна

Адрес: 119017, Москва, 
Ул. Малая Ордынка, 17, каб.118
Тел. +7 (495)7729590
добавочный *15599

Статья
China’s Defense Cooperation with Latin America and Caribbean: Trends and Limitations

Kashin V., Kosevich E.

Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 4: История. Регионоведение. Международные отношения. 2024. Vol. 29. No. 1. P. 203-213.

Глава в книге
Роль Коммунистической партии Китая во внешней политике Китайской Народной Республики

Портяков В. Я.

В кн.: Китайская Народная Республика: политика, экономика, культура. 2019—2021. М.: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Дальнего Востока Российской академии наук, 2022. С. 213-222.

Препринт
People’s Liberation Army’s Recruitment Policy For Civilian Universities Graduates In 1990s-2010s

Kashin V., Smirnova V.

WP BRP Series. International Relations / IR. НИУ ВШЭ, 2020. No. 37.

Экспресс на Восток

Руководитель базовой кафедры, директор Института Китая и современной Азии РАН Кирилл Бабаев в авторской колонке для «Известий» рассказал об итогах переговоров глав РФ и КНР в Москве

Символизм поездки Си Цзиньпина в Москву сложно переоценить. Глава КНР отправился в российскую столицу с государственным визитом сразу же после своего переизбрания на высшие должности в Китае. Он проигнорировал и попытки Запада изолировать Россию, и недавний бессмысленный вердикт гаагского суда, который своим решением окончательно утратил легитимность как международного органа. Наконец, Си Цзиньпин впервые обсудил принципы мирного урегулирования украинского кризиса, изложенные Пекином в феврале, именно с Москвой, а не с Украиной или Западом.

Все эти факты уже наполняют визит глубокими смыслами, демонстрируют солидарность двух великих держав перед лицом сегодняшних международных вызовов. Показательны и заявления председателя КНР на первой встрече с российским президентом. Его слова благодарности в адрес РФ за поддержку Китая подчеркивают: в Пекине понимают ценность стратегического сотрудничества двух стран, с признательностью воспринимают то, что Москва последовательно выступает против западной политики по сдерживанию Китая.

Такие же слова благодарности за поддержку, напомним, звучали много лет назад во время первого визита главы КНР Мао Цзэдуна в Москву. Сегодняшнему Пекину тоже нужна поддержка России, нужен надежный партнер на северных и западных рубежах в ситуации нарастающего военно-политического давления со стороны США.

Слова председателя Си должны быть правильно восприняты на Западе теми, кто сегодня повторяет тезисы о якобы растущей зависимости России от Китая. Сильная Россия нужна КНР в такой же степени, как и сильный Китай нужен РФ. И ни о какой зависимости речи идти не может.

Сальдо торгового баланса между нашими странами демонстрирует уверенный перевес российского экспорта. Поставки трубопроводного газа на китайский рынок в 2022 году составили всего 15% от газового экспорта России, а доля юаня в торговых расчетах нашей страны не превышает 20–23%, что делает несерьезными и утверждения о «юанизации» российской экономики.

Именно экономика стала лейтмотивом переговоров между главами РФ и КНР. Рост товарооборота, о котором упоминали оба лидера, — самый явный показатель развития отношений, но далеко не единственный. Стороны постепенно переходят на взаимные платежи в национальных валютах, наращивают объемы сотрудничества в космической, технологической и военно-технической сферах.

Премьер Михаил Мишустин заметил, что портфель проектов на рассмотрении российско-китайской инвестиционной межправительственной комиссии достиг $165 млрд. А по словам Си Цзиньпина, Китай готов сотрудничать с Россией в мегапроектах, среди которых, вероятно, будет и совместное развитие искусственного интеллекта, о котором заявил Владимир Путин.

Разумеется, это далеко не все аспекты экономического и технологического сотрудничества, которые лидеры двух стран обсудили 21 марта. России и Китаю есть куда двигаться по многим направлениям. Особенно это движение касается логистики: существующие транспортные мощности не справляются с быстрорастущим товарооборотом и требуют новых масштабных вложений.

Это касается не только энергетической сферы: «Восточный маршрут» (его протяженность — 5 тыс. км) недавно завершил свой путь в Шанхае, а газопровод «Сила Сибири – 2» (6,7 тыс. км) еще предстоит построить. Речь идет о пограничных переходах, нуждающихся в расширении и модернизации, новых железнодорожных и автомобильных маршрутах сообщения между двумя странами.

Российский премьер уже анонсировал в этой сфере новые проекты, призванные расширить объемы перевозок по Транссибирскому маршруту. Владимир Путин же напомнил о создании совместного рабочего органа для развития Северного морского пути.

В этом контексте нельзя забывать, что оба лидера при подготовке к переговорам упоминали о сопряжении двух великих евразийских инициатив — российской ЕАЭС и китайской «Один пояс — один путь». Прорывным результатом этого евразийского мегапроекта могла бы оказаться модернизация системы железных дорог от Санкт-Петербурга до Шанхая.

Современная скоростная трансконтинентальная трасса от Балтики до Тихого океана стала бы воплощением мечты обоих народов, решающим шагом к созданию Большого евразийского пространства, идея которого была выдвинута президентом России. Ведь, как мы знаем, именно железная дорога некогда объединила Запад и Восток США, а впоследствии сыграла важнейшую роль в формировании единого пространства Британской империи в Африке — от Каира до Кейптауна. Сегодня только Россия и Китай имеют историческую возможность воплотить такой проект в жизнь.

Визит важен и с точки зрения еще одного долгосрочного результата. Он дает сигнал всем государствам, озабоченным экономическим, финансовым, военным давлением США, что в мире появился надежный и мощный центр силы, который будет выстраивать новую инфраструктуру как в области экономического сотрудничества, торговли и расчетов, так и в сфере международной политики.

Сегодня этот центр силы отличает, с одной стороны, равноправие участников, с другой — стремление к всеобщей, совместной, инклюзивной безопасности для всех — всё то, чего не могут предложить ни Вашингтон, ни его союзники. О том, насколько эта модель России и Китая привлекательна, можно судить по стремлению многочисленных держав со всех континентов примкнуть к международным платформам ШОС и БРИКС.

Поездка китайского лидера завершается, но для новых двусторонних проектов это только начало. У председателя Си в запасе по меньшей мере пять лет, и можно рассчитывать на то, что все договоренности, даже долгосрочные, будут выполнены. О том, что добрые взаимоотношения между лидерами двух стран будут и далее способствовать этому, свидетельствуют и слова китайского гостя. Он выразил уверенность, что в 2024 году россияне поддержат именно Владимира Путина.