• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 119017 Москва, М.Ордынка, 17, стр.1, каб.408

Телефон: +7(495)772-95-90 *23146

e-mail: irs@hse.ru

Руководство
Руководитель департамента Вишнякова Вера Владимировна

«Дальний» Владивосток: они-мы, кто есть кто?

В рамках проекта “Открываем Россию Заново” студенты факультета МЭиМП отправились в экспедицию во Владивосток, чтобы рассмотреть город как транспортный коридор и изучить режим Свободного порта Владивосток. Участница экспедиции Анастасия Колпакова делится впечатлениями о самоощущении местных жителей, об отношениях города с остальной Россией и с иностранцами.

В ходе экспедиции нашей команде выпала уникальная возможность исследовать Владивосток. Поначалу кажется, будто в этом городе неоднозначных контрастов стираются границы между Россией и Азией: вывески на китайском и корейском языках, повсюду японские машины, много приезжих из Азии. Но после общения с жителями Владивостока понимаешь, что российская идентичность здесь невероятно сильна.

Это выражается в том, как местные чувствуют отдаленность между городом и столицей. Москва настолько от них далека географически (9130 км!), что уже кажется чем-то неосязаемым. Это их огорчает. Однако самим москвичам они доверяют неохотно - например, штаб-квартира Министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики находится в Москве. Из-за этого местные жители чувствуют себя ведомыми, и к деятельности министерства относятся скептически. 

Понятие «москвича», как мы позже выяснили на встрече со студентами Дальневосточного Федерального Университета, довольно растяжимое. Большинство нашей группы была переехала в Москву не так давно, но можно было услышать от ребят нечто вроде: «А вот у вас там, в Москве…». Между нами и ними появлялся барьер. У меня сложилось ощущение, будто для них вся Россия – это Москва, далекая и непонимающая.

Во Владивостоке много особенностей: здесь редко встретишь круглосуточные магазины, большинство из них закрывается рано, в 19-20 часов. Почти все машины - праворульные, так как в 90-е местные получили возможность привезти себе японскую машину. Город вообще забит машинами. В то же время во Владивостоке и в Приморье дорожат природой и окружающей средой. Все эти черты ни в коем случае нельзя называть «странным», «ненормальным» — это обидит горожан. Так, в первый день в городе во время поездки на такси мы отметили “необычное” движение в городе, и у таксиста сразу испортилось настроение. Пока предрассудки о регионе с одной стороны и недоверие с другой будут существовать, сложно говорить о «наведении мостов» между Владивостоком и остальной Россией.

Несмотря на то, что внешний облик города наводит мысли о неком единении России и Азии (повсюду кафе и заграничной кухней, вывески на китайском и корейском), местные жители также четко разграничивают приезжих гостей из-за границы на «они-мы». Ни еда, ни язык, ни сами корейцы, китайцы, японцы уже никого не удивляют, это все просто часть обыденной жизни во Владивостоке. Многие жители воспринимаю это как жизнь с инопланетянами под боком. Они не понимают иностранцев, не доверяют им, но это не столь важно, ведь обе стороны прекрасно устраивает подобное соседство. 

Наглядный пример недоверия к иностранцам - взаимоотношения между китайскими предпринимателями и местными властями. Мы посетили китайское консульство во Владивостоке и обсудили проблемы развития экономического сотрудничества между Россией и Китаем на Дальнем Востоке. Это был полезный опыт, так как мы ощутили, как проходят переговоры с китайцами. Мы получили «официальную линию партии»: много красивых слов о российско-китайских отношениях и о будущем продуктивном сотрудничестве. Но мы также узнали и о проблемах, с которыми встречаются гости из Поднебесной при осуществлении своей деятельности в Приморском крае: неразвитость инфраструктуры, шероховатости в законах и частые проверки. Они хотят, чтобы российская сторона обеспечила инфраструктурой возможные китайские предприятия и облегчила таможенного режима. Я думаю, что такую позицию нельзя назвать компромиссной, так как ответственность перекладывается на Россию. Кроме того, особая экономическая зон Свободный порт Владивосток, в отличие от других аналогичных проектов, не предполагает государственных инфраструктурных проектов, однако наши собеседники успокаивали нас словами о нахождении совместного пути решения.

На следующий день мы побывали в Агентстве Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта. Наш рассказ о встрече с представителями китайского консульства там встретили скептически. Нам сказали, что «китайцы очень хитры по своей натуре», и стараются извлечь несправедливо большую выгоду. Это говорит о том, что обе стороны не доверяют друг другу. У меня сложилось ощущение, что  местные власти в принципе не приветствуют китайские инвестиции. Они не хотят позволить иностранным гражданам осесть насовсем.

В итоге мы получаем совершенно особую идентичность жителей Владивостока, которую можно в какой-то степени сравнить с идентичностями в других регионах. Например, в своем родном Сургуте (богатый сырьем город Ханты-Мансийского Автономного округа в 2916 км от Москвы) я наблюдала то же недоверие и даже неприязнь по отношению к Москве. Владивосток отличается своим уникальным географическим положением: это не просто город «за Уралом», он очень далеко от столицы и граничит с Восточной Азией (на суше - с Китаем и Северной Кореей, на море - с Японией). Поэтому здесь вопрос об отношениях и связи с жителями европейской части страны стоит еще острее. 

Жители Владивостока хотят принадлежать к России, но при этом у них не получается не разделять себя со всей Россией на «они-мы». Местным жителям, например, слетать в азиатскую страну обходится дешевле, чем путешествие по своей стране. О Владивостоке и о Приморье россияне знают мало, они редко мелькают в новостях, туда мало кто приезжает на отдых. Потому и возникает вопрос о единой идентичности. И становится не совсем понятно, помогут ли инфраструктурные проекты (модернизация Транссиба и БАМа) и проекты по развитию региона (тот же Свободный порт Владивосток) искоренить эту проблему оторванности, которая уже приобрела культурный характер.

Поможет ли деятельность по развитию города и региона помочь навести мосты с соотечественниками? Пока сложно ответить на этот вопрос, ведь многие осуществляемые проекты, в том числе и Свободный порт Владивосток - особая экономическая зона на Дальнем Востоке, начали осуществляться недавно, и пока сложно оценить их деятельность в полной мере. Похожих на Приморье историй в России, к сожалению, много: есть и другие регионы на Дальнем Востоке и в Западной Сибири, которые испытывают сравнимое чувство оторванности. Однако особый характер этой оторванности придает близость с Азией, из-за которой вопрос о принадлежности к России для жителей Владивостока и Приморья еще более важен. Одно ясно точно – нам, как одной большой стране, необходимо лучше знать друг друга. Будет здорово, если не будет этого деления на «их» и «нас».

 

Анастасия Колпакова,

ОП “Экономика и политика в Азии”, 2 курс