• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Впечатления о стажировке: «В дальнейшем я настроена на продолжение академической карьеры»

Нина Ершова, аспирант факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, рассказывает о своей стажировке в Институте экономических исследований Университета Киото, отличиях российской и японской культур и специфических проблемах, с которыми сталкивается японский бизнес в России. Интервью подготовлено Никитой Крыльниковым.

«В дальнейшем я настроена на продолжение академической карьеры»

Нина Ершова, аспирант факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, о своей стажировке в Институте экономических исследований Университета Киото, отличиях российской и японской культур и специфических проблемах, с которыми сталкивается японский бизнес в России.

– Как у Вас появился интерес к Японии?

Интерес к Японии… Изначально это был интерес к восточным странам, когда на первом курсе факультета мировой экономики мы выбирали язык и специализацию, то есть страну, экономику которой мы будем изучать. Я выбирала из двух вариантов – между Японией и Китаем. Честно говоря, в Японии я была более заинтересована с точки зрения истории и культуры, и язык мне нравился больше, чисто фонетически. Можно сказать, что интерес к Японии появился после того, как я начала изучать японский язык.

– Какое впечатление произвела на вас эта страна? Сильно ли жизнь в ней отличается от жизни в России?

Первое впечатление было очень сильное: у меня было чувство, что попала в другой мир, на другую планету. Там совершенно по-другому организована жизнь, менталитет совсем другой и, честно говоря, первый раз мне было немного непривычно. Вообще, жить в Японии очень комфортно и спокойно, там очень высокий уровень безопасности, а организация всех социальных систем очень логична: все проблемы решаются достаточно легко. Но, честно говоря, когда я первый раз попала в Японию, мне очень хотелось обратно домой. Может быть сказался первоначальный культурный шок, плюс я не очень погрузилась в среду, не было достаточного объема общения с местным населением - больше я общалась внутри языковой школы с иностранцами, с теми же русскими ребятами, поэтому, может быть «не очень прониклась».

– То есть, стажировка в Институте экономических исследований Университета Киото – это уже не первый раз, когда вы посещаете Японию?

Да, это второй раз. Сейчас я ехала уже с исследовательскими целями: я училась в аспирантуре и подала документы на программу Японского фонда для будущих авторов диссертаций. В этот раз впечатления абсолютно другие: во-первых, я уже стремилась в Японию, во-вторых, поняла, насколько мне нравится эта страна и насколько я комфортно в ней себя чувствую. Большую роль играет то, насколько ты можешь адаптироваться к японскому стилю жизни, там немного другие правила жизни и каноны общения и самовыражения. Основное различие в том, что там вежливость – это первое условие общения, то есть там не принято выражать свои негативные эмоции по отношению к кому-либо. Даже если тебе что-то не нравится, ты должен к человеку относиться корректно и вежливо, не так, как это бывает в России. В сфере обслуживания это особенно ярко проявляется – там очень внимательны и корректны те же продавцы, они всегда готовы все объяснить и прийти на помощь. Это на уровне менталитета, а не просто критерии отбора персонала или результат выработанных норм поведения в этой сфере экономики.

– Как вы узнали о программе Японского фонда? Кто может участвовать в данной программе?

Программы обучения в Японии я искала целенаправленно, а информацию об этой программе нашла на сайте Отдела японской культуры ВГБИЛ им. Рудомино, где и базируется филиал Японского Фонда в Москве. Там даны ссылки и достаточно подробно описаны условия и требования программы. В основном программы рассчитаны на аспирантов и исследователей, есть и возможность организации выезда групп исследователей в рамках конференций. Программы Японского фонда имеют не учебную, а, скорее, исследовательскую направленность.

– Что представляла собой ваша стажировка? Это был некий набор курсов или же Вы большую часть времени проводили время в библиотеке, работая над диссертацией?

– Скорее, второе. Как я уже говорила, моя стажировка имела исследовательскую направленность, хотя у меня и была полная свобода в плане курсов, которые я могла пройти. Но поскольку у меня была стажировка для будущих авторов диссертаций, меня сразу определили на полугодовой курс, который проходят японские аспиранты, и я участвовала во всех их мероприятиях: лекциях, конференциях, круглых столах, рабочих и научных семинарах. В основном занятия проходили на японском языке, хотя учатся аспиранты на англоязычных материалах. Довольно часто на мероприятия приглашались зарубежные специалисты и исследователи, в этом случае использовался английский язык, ведь практически все аспиранты достаточно хорошо им владеют. В частности, мне представилась возможность пообщаться с профессором университета Северной Каролины Стивеном Роузфилдом, а также с профессором Сеульского университета Бюнг-Йон Ким. Участие в рабочих семинарах позволило мне получить представление о том, какие исследования сейчас проводят японские аспиранты и будущие ученые и как вообще организовано обучение в аспирантуре. С другой стороны, моя стажировка, конечно, включала в себя и работу в библиотеке, поиск материалов, интервью и консультации с японскими профессорами по другим специализациям, например с профессором Киотского универститета Сиозди Хироми, специализирующимся на японской автомобильной промышленности, и профессором Университета Мейдзи Като Сидзуко, исследующей вопросы делового администрирования в японских и зарубежных компаниях. Всё это было очень полезно для моей диссертации, защита которой должна состояться в этом году.

– Чему посвящена Ваша диссертация?

Тема моей диссертации звучит как «Особенности подхода японского бизнеса к инвестиционным проектам в России», научный руководитель – д.э.н., профессор кафедры международного бизнеса Лавров Сергей Николаевич. Она посвящена специфике японского бизнеса и особенностям адаптации инвестиционных проектов в России, грубо говоря, в ней я исследую, насколько возможно «успешное функционирование» японских компаний в российских условиях и с какими проблемами они обычно сталкиваются.

– Наверно, в Японии Вы брали интервью у представителей бизнеса?

– Да, в этом плане мне очень повезло с научным руководителем стажировки – профессором Мизобата Сатоши, который является директором Института экономических исследований Университета Киото и который курировал эту стажировку с японской стороны. Он специализировался на советской экономике, а сейчас, соответственно, на российской и российско-японских отношениях. У него очень много знакомых, связей, контактов не только с представителями бизнеса, но и с представителями общественных и государственных организаций, в том числе РОТОБО (Японская ассоциация по торговле с Россией и новыми независимыми государствами). Он организовал мне несколько интервью с представителями компаний, которые инвестируют (или не инвестируют) в Россию. Последний случай также интересен, в плане причин, почему не инвестируют, что и как, были ли какие-то попытки, проекты, что помешало. Кроме того, я посетила несколько заводов, это было, в основном, автомобильное производство, так как организовать экскурсию на эти заводы было проще всего. Это была отличная возможность побеседовать с представителями компаний и узнать о специфике их производства.

– Какие проблемы возникают у японского бизнеса в России? Они чем-то отличаются от типичных проблем российских компаний?

– Есть проблемы общего характера и есть специфические. Общие – это те, что касаются российского инвестиционного климата, специфики бизнеса, структуры бизнеса. Основная проблема, которой уделяли больше всего внимания, – это то, что очень сложно начать производство. Всем понятно, что проекты в России перспективны, что рынок растущий, привлекательный, динамичный, хотя и, может быть, несколько неустойчивый. В целом его оценивают как, скажем так, рискованный в плане динамики. С другой стороны, главное все же то, что очень сложно начать бизнес, очень много барьеров, бюрократических проволочек. Например, для разрешения на строительство требуется очень много бумаг. Конечно, это зависит от региона, в особых экономических зонах, например, дела обстоят проще.

После этого начинаются специфические японские проблемы с адаптацией их системы производства и управления персоналом. Конечно, наши деловые культуры сильно отличаются и стиль управления тоже. Например, с российскими работниками возникает такая проблема, как текучка кадров.

– То есть, стереотип о том, что японцы всю жизнь работают в одной компании, верен?

Он верен отчасти. Вся экономическая система Японии направлена на поддержание системы пожизненного найма, но сейчас система меняется, появляется прослойка контрактных работников, много частичной занятости. Сейчас представители японского бизнеса склонны не только при работе за границей отказываться от системы пожизненного найма, но и в Японии. Конечно, система пожизненного найма остается одним из столпов японской культуры. В России мне тяжело такое представить в силу склонности к ротации и совершенно другой системы мотивации у персонала.

– Исходя из вашего опыта, логично предположить, что Вы сейчас работаете в какой-то российско-японской компании?

– Нет, я сейчас работаю в исследовательском институте – Институте анализа предприятий и рынков ВШЭ. Моя текущая работа там непосредственно не связана с темой диссертации и японскими исследованиями, но это очень удобно, так как я могу достаточное время уделять и исследованиям в ИАПР, и диссертации.

– Каковы Ваши дальнейшие планы?

–Безусловно, в дальнейшем я настроена на продолжение академической карьеры, мне нравятся те направления, которыми я занимаюсь. В перспективе я хотела бы продолжить сотрудничество с Университетом Киото, в котором проходила стажировку. Есть ряд проектов, которые хотелось бы реализовать. Это и продолжение исследований по расширенной тематике диссертации в России, и, возможно, научный обмен и совместные исследовательские проекты с японскими университетами.

Интервью подготовлено Никитой Крыльниковым.