• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Контакты

Адрес: 119017 Москва, М.Ордынка, 17, стр.1, каб.115

Телефон: +7(495)772-95-90 *23171

e-mail: irs@hse.ru

Руководство
Руководитель департамента Волосюк Ольга Виленовна
Заместитель руководителя Канаев Евгений Александрович
Менеджер департамента Хитева Александра Сергеевна
Координатор проектной деятельности студентов Имамкулиева Эльмира Эльмановна
Помощник руководителя Садыгзаде Мурад Салех Оглы

Наши партнеры

Книга
Миротворчество в многополярном мире

Аду Я. Н., Андронова А. Р., Антонов А. Н. и др.

М.: Аспект Пресс, 2024.

Статья
Анализ инструментов обеспечения стрессоустойчивости ЕС и АСЕАН

Стрельникова И. А., Харина О. А.

Вестник Томского государственного университета. Право. 2024. № 51. С. 135-148.

Глава в книге
Successful Practices of Artificial Intelligence Technologies in Educational Activities

Kharina O.

In bk.: Towards a Hybrid, Flexible and Socially Engaged Higher Education. Proceedings of the 26th International Conference on Interactive Collaborative Learning (ICL2023), Volume 1. Iss. 1. Cham: Springer, 2024. P. 511-519.

Препринт
Военно-политическое присутствие Франции на Южном Кавказе

Мелоян Т. Х., Энтина Е. Г., Давранова С. Б. и др.

Международные отношения и зарубежные региональные исследования. WP21. Издательский Дом Высшей школы экономики, 2023. № 2745.

Параметры российско-иранского партнерства на Ближнем Востоке

В среду, 24 июня, девятнадцатая онлайн-встреча завершила серию семинаров «Актуальные вопросы региональных исследований» департамента зарубежного регионоведения факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ. С лекцией «Параметры российско-иранского партнерства на Ближнем Востоке» выступила приглашенный исследователь Центра исследований Ближнего Востока Лондонской школы экономики доктор Гончех Тазмини.

Во встрече приняла участиеВера Владимировна Вишнякова, руководитель департамента зарубежного регионоведения факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ. Приглашенными экспертами были ведущие специалисты по арабским странам:Андрей Глебович Бакланов, государственный советник Российской Федерации 1 класса, руководитель секции исследований стран Ближнего Востока и Северной Африки департамента зарубежного регионоведения НИУ ВШЭ, Чрезвычайный и Полномочный Посол; Фархад Ибрагимов, научный сотрудник кафедры ЮНЕСКО Государственного университета управления; Никита Смагин, корреспондент информационного агентства ТАСС в Иране, член Российского совета по международным делам; Адлан Маргоев, младший научный сотрудник Центра изучения Ближнего Востока Университета МГИМО; Алексей Хлебников, эксперт Российского совета по международным делам.

В качестве преамбулы к описанию того, как российско-иранское партнерство проявилось в разных зонах на Ближнем Востоке, доктор Тазмини использовала цитату Достоевского: «Россия была рабом Европы, но хозяином Азии».

Исследования показывают, что Кремль использует Тегеран как рычаг давления на США и Европу. Степень расширения российско-иранского сотрудничества действительно ограничена напряженными отношениями с Америкой. Российско-иранские отношения противоречивы и часто колеблются между сотрудничеством и противостоянием ввиду существующей асимметрии и общности взглядов обеих сторон, что вызывает большой академический дискурс о том, являются эти два государства партнерами или соперниками. Эксперт отметила важность изучения того, как обе страны воспринимают друг друга не только с геостратегической точки зрения, но и с точки зрения видения государств простыми людьми. В настоящее время наблюдается тенденция к постоянному изучению природы данного партнерства, при этом оно описывается с разных сторон: от случайного до стратегического партнерства. Этот вопрос остается открытым, что значительно усложняет методологический аспект исследований, который обычно ограничивается балансом между сотрудничеством и спорными моментами в отношениях государств.

Однако профессор Тазмини считает, что отношения между Москвой и Тегераном нельзя изучать согласно патерну конкуренция-сотрудничество, особенно если брать во внимание последние два десятилетия. Эксперт предложила углубиться в природу этих отношений, ведь, несмотря на многочисленные столкновения, эти две страны остаются союзниками. Причина в том, что многие исследователи исходят из идей позитивизма и зависят от политической повестки и принадлежности к определенным партиям. Многие ученые предполагают, что Тегеран находится в изоляции и не имеет партнеров, и поэтому отрезан от международной системы. Рассмотрев историю отношений между странами с XVII века, становятся заметны причины существующего недоверия. Если предположить, что обе стороны не заинтересованы в партнерстве, которое построено «на песке», то можно найти аргументы в пользу того, что Россия скоро отвернется от Ирана, приняв во внимание позицию России в отношении Израиля, «дипломатию нефти» в отношении Саудовской Аравии и переговоры с арабскими монархиями. Более того, в послевоенной Сирии ходят многочисленные слухи о будущих столкновениях России и Ирана. Эксперт не отрицает военной конфронтации, но подчеркивает, что все еще существует общая угроза, которая объединила две страны, несмотря на асимметрию в политических взглядах.

Не беря во внимание геостратегические и геоэкономические пути, структура данного партнерства предполагает, что оно будет одним из сильнейших на Ближнем Востоке. Сейчас это важно для России и ее попыток противопоставить себя разрушительной роли США. Россия пытается управлять системой международных отношений на Ближнем Востоке, и поэтому ей необходимо стабилизировать свою позицию в регионе. Для Ирана это партнерство является частью программы безопасности, что делает его актуальным для обеих стран. Важно понять, насколько далеко могут зайти ограничения двух сторон, насколько они конструктивны и насколько международное сообщество может рассчитывать на эти две переменные в регионе.

В своем исследовании эксперт определила связующие точки для двух государств и пришла к выводу, что у них обоих очень схожее геополитическое мировоззрение и схожий нарратив о мировом порядке, который формируется культурно-цивилизационными особенностями, нормативными ценностями и схожей дискурсивной историей генеалогии с Западом. Следовательно, существуют более глубокие проблемы конвергенции: интересы политиков, которые могут столкнуться наверху, и более глубокие исторические закономерности на дне.

Одним из важных вопросов, изученных экспертом, стала проблема терминологии: в данный момент в политическом и научном дискурсе нет определенного описания партнерства, что ставит под сомнение его характер. В международных документах отношения между Россией и Ираном описаны как альянс. Но эксперты утверждают, что эти две страны не имеют никакого отношения к военному альянсу или коалиции. Поэтому важно использовать наиболее точный термин «равенство» или даже «динамичное равенство». Термин «альянс» используется для описания формальной ассоциации государств по использованию или неиспользованию своей военной мощи в определенных обстоятельствах против государств вне членства. Однако партнерство между Россией и Ираном не связано с военным аспектом, точнее можно охарактеризовать их отношения как «равенство», подразумевая, что они действуют скоординировано и имеют общее представление по ряду вопросов.

Несмотря на это, эксперт считает, что не стоит говорить о единстве внешнеполитических целей России и Ирана. Сложно оценить влияние партнерства на внешнюю политику стран и причины ее провала. Мировой порядок после окончания "холодной войны" и американская гегемония в регионе проложили путь к стратегическому партнерству России и Ирана из-за того, что обе страны выступают против единовластия Америки и идеи о том, что государство или объединение государств могут навязать определенные нормы и ценности.

С начала периода своей независимой истории Россия имеет много общего с Ираном. Хотя Россия продемонстрировала готовность адаптироваться к западным нормам и институтам, Запад очень скептически настроен в отношении интеграции с Россией, утверждая, что Россия не желает менять свой империалистический образ мышления. С точки зрения России, Западу не удалось построить многополярный мир, что существенно сблизило ее и Иран. Россия и Иран имеют одинаковое плюралистическое мировоззрение и при этом являются аутсайдерами международной системы. Идея этого сотрудничества состоит не в том, чтобы бросить вызов США, а в том, чтобы создать альтернативную структуру.

Видеозапись жоступна по ссылке: https://youtu.be/-L2pYxyaXzg