• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Впечатления о стажировке: «мне нравится быть в процессе поиска»

Интервью с Ксенией Мокрушиной, магистром Массачусетского технологического института (США), выпускницей 2008 года факультета мировой экономики НИУ ВШЭ.

Ксения, в 2012 году Вы получили степень магистра MIT по городскому планированию. Как Вы пришли к этой теме?

Путь был достаточно извилистый. В 2008 году я закончила факультет мировой экономики ВШЭ, специализировалась в области торговой политики. В 2007 году, еще не закончив университет, я была принята на летнюю стажировку во Всемирный банк. Сначала я пришла туда заниматься как раз проблемами торговой политики и ВТО, однако в тот момент переговоры о вступлении России в эту организацию проходили очень сложно, и банк не вел большую деятельность в этой области. Поэтому после окончания моей летней стажировки мне предложили заниматься интересной темой, которой я никогда раньше не занималась и даже не знала, что это такое. Это энергоэффективность, политика энергоэффективности на различных уровнях государственной власти, от федеральной до муниципальной. Это была очень новая и модная тема в то время в России, как, скажем, сейчас зеленая экономика. Тогда энегоэффективность была у всех на устах. И мне хотелось остаться во Всемирном банке, тем более что мне предложили достаточно гибкие условия работы, предоставив возможность закончить пятый курс и защитить дипломное исследование.

В результате я приняла участие в исследовании потенциала энергоэффективности в России, барьеров, которые существуют для его реализации в различных секторах, от крупной энергетики до муниципальной инфраструктуры. Исследование проводилось в течение года, было закончено в 2008 году как раз тогда, когда я защитила свой диплом. Результаты работы были представлены на самом высоком уровне, президенту, после чего во Всемирный банк стали поступать различные запросы на разработку проектов технической поддержки. И я осталась работать по этим проектам. Мы консультировали Министерство энергетики и Министерство экономического развития по основным положениям первого федерального закона по энергоэффективности в России, привлекали внешних консультантов, я много анализировала иностранный опыт для последующего формирования национальной системы. Потом начали структурировать большой инвестиционный проект с крупными государственными банками.

В процессе работы я понимала, что мне не хватает специализированных знаний в области муниципальной инфраструктуры и ЖКХ, городской экономики и управления, зеленых технологий и устойчивого развития.Я совершенно в этом не разбиралась, поэтому приходилось учиться на практике.

При этом давно у меня была мысль поехать учиться в Штаты, где я впервые была в 2005 году. Тогда я посмотрела некоторые университеты, и мне хотелось прикоснуться к этому, получить этот опыт. И в 2010 году я вплотную подошла к необходимости продолжить обучение. Учиться хотелось в первоклассном университете, но таких денег (40 - 50 тыс. долл. в год только на обучение) не было. Я перепробовала много разных стипендий, в том числе Фонд Фулбрайта, где я и получила финансовую поддержку.

Почему именно MIT? Подавали ли документы куда-то еще?

Я выбрала MIT по многим причинам. MIT для меня всегда был брендом, который я ценила выше, чем Гарвард. Гарвард - это не мой вуз. Возможно, это связано с тем, что мои родители - исследователи в области ядерной физики, для которых уровень высочайшего качества университетского образования связан именно с MIT. Второе - это специфика самой программы. По рейтингам магистерских программ, где указаны в том числе их характерные особенности, основные темы, моя программа по городскому планированию была в 2010 году лучшей в США. Кроме того в её рамках был сильно развит компонент исследований энергоэффективности. И Бостон мне очень нравился.

Хотя никогда нельзя делать ставку только на один или два университета, надо подавать документы в 4-5 вузов, чтобы подстраховаться.

Как долго Вы готовились к поступлению?

Сразу скажу, что быстро подготовиться не получится. Я начала готовиться за два года до поступления. Например, мотивационное письмо я писала полгода, от первого до последнего предложения. Правда, делала я все сама, мне никто не помогал, так что я на себе прочувствовала все сложности. Одна из самых сложных задач - это подготовка мотивационного письма (statement of purpose). Сначала я его написала, потом пропустила через множество людей, которые по моей просьбе оценивали, насколько оно меня характеризует как специалиста. Важно найти носителя языка, который мог бы выверить текст с точки зрения грамотности и стиля. Это важно, как бы хорошо Вы не знали английский язык. Долго готовилась к сдаче сертификатов - я сдавала GRE. Наиболее сложная часть была именно языковая, не математика, с ней проблем не было. Хотя у меня хороший уровень знаний языка и после Вышки, и после работы во Всемирном банке. Однако требования очень высокие, поэтому надо готовиться.

Что было самое важное на стадии подготовки к поступлению?

Самое важное - связаться с профессором заранее, особенно если речь идет о PhD. Надо заинтересовать профессора, убедить его или её в том, что Вы может быть полезны этому университету, этому профессору, чем Вы можете его заинтересовать как специалист, что Вы можете принести как исследователь. Если такие отношения сложились, то Ваш пакет, конечно, будут смотреть и оценивать, но наличие таких предварительных договоренностей может сыграть ключевую роль.

Итак, в MIT Вы специализировались на энергоэффективности.

В 2010 я приехала заниматься энергоэффективностью в городском планировании. Училась я на магистерской программе, а не на программе PhD, что предполагало более широкий набор курсов, причем не только в MIT. Была возможность регистрироваться и слушать курсы в Гарварде и Тафтс, чем я воспользовалась. Постепенно я поняла, что энергоэффективность - это небольшой компонент городской экологической политики, темы значительно более широкой. В результате я специализировалась в области городской экологии более широко, написала магистерскую диссертацию по вопросам устойчивого развития таких мегапроектов как олимпиада на примере Сочи и Ванкувера.

Как организован образовательный процесс в MIT?

Это долгий разговор, так как образовательный магистерский процесс в западных университетах - это совершенно другой мир, который организован безумно интересно. Он организован так, что любому студенту предоставляется шанс раскрыть своей потенциал ровно настолько, насколько он хочет и может. Есть базовый костяк предметов, которые надо обязательно взять в течение двух лет, четыре - пять предметов. И вокруг этого костяка ты сам формируешь свой образовательный путь, берешь курсы из любых областей, с разных факультетов. Конечно, в расчет принимаются рекомендации твоего руководителя, а также стремление сформировать свой учебный план, чтобы максимально приблизить себя к тому уровню экспертизы и знаний, тому уровню профессионализма, который необходим, чтобы выйти на рынок труда через два года после окончания программы. Это очень гибкий, творческий процесс. Так, в течение первого месяца каждого семестра ты можешь записываться на разные курсы, слушать лекции, смотреть материалы, нравятся ли преподаватели, после чего формируешь собственные списки курсов.

Кроме того помимо теоретических курсов очень много студенческих инициатив, особенно активистских, социально важных, от развития зеленого кампуса до помощи бездомным в Бостоне.

Третий важный момент - студенческие лаборатории, в рамках которых студенты и преподаватели делают проекты, чаще междисциплинарные, под заказы государства, научных фондов, корпораций и т.д. Участие в таких проектах позволяет студенту получать «зарплату» в виде скидки на обучение до 50%. Таким образом, образование предполагает не только получение знаний, но и развитие профессиональных навыков.

Однако самое большое отличие США от России состоит в том, что в Штатах очень мало собственно лекционных курсов. Кроме того и сами лекции содержат только самую основную базовую информацию, остальное студенты должны читать сами. Твоя финальная работа по дисциплине должна быть намного глубже, чем то, что тебе рассказывают на лекциях. Сами курсы бывают очень специализированные и узкие, для 6-10 студентов. И занятия проводятся в формате круглых столов, где студенты учатся в диалоге друг с другом. Преподаватель играет преимущественно роль модератора этих дискуссий. Мотор твоего успеха - это мотивация усвоить, понять, изучить тот огромный объем материала, который предлагается в рамках курса для чтения и обсуждения в классе.

Чего больше, развития инструментальных навыков или приобретения теоретических знаний?

Конечно, есть практически семинары, решение задач, практикумы, студии. Однако разобраться в том, как решать ту или иную задачу, ты должен сам. Студенты очень любят практикумы, когда есть реальный клиент. По крайней мере, так было на моем факультете. У нас был клиент со своими целями и задачами, и мы должны были в течение полугода помочь ему разработать концепцию развития территории и план действий по ее реализации. При этом мы учились работать в междисциплинарных командах. Это было очень важно. Можно даже групповую диссертацию защищать.

При этом оценивают не только контент, но и то, как мы работали в группе. К сожалению, в России люди не умеют работать в команде. Нет практических организационных проектов. Пока я вижу, что командная работа в университетском проекте – это зачастую гарантированный провал. Люди не любят и не умеют работать вместе, и это очень жалко, так как в профессиональной жизни, особенно в области городского планирования все делается в проектной команде.

Как выстраиваются отношения с работодателями? Университет помогает в трудоустройстве после выпуска?

Это крайне важный компонент обучения, и работа над ним проводится намного интенсивнее, чем в России. Фактически университет с самого начала нацелен на твое последующее трудоустройство. Я вижу несколько основных каналов. Это студенческие проекты, которые дают тебе возможность общаться с партнерами, клиентами, нарабатывать свои контакты. Это ярмарки вакансий по разным тематикам, разным географическим регионам, отраслями. Очень развита сеть выпускников. Очень часто состоявшиеся в профессиональной жизни выпускники MIT нанимают только что выпустившихся студентов. Когда я вернулась в Москву, я уже точно знала, что здесь работают как минимум четыре выпускника MIT, в том числе одна выпускница того же факультета, только более раннего года выпуска. И сейчас я работаю также с выпускником MIT.

Важная часть - это исследование. Его надо делать так, чтобы у тебя сформировались обширные связи профессиональные связи. Собирая материалы для исследования, ты назначаешь встречи из интересных тебе организаций и структур, знакомишься с людьми,. За это время тебя узнают, и могут впоследствии предложить работу или стажировку. Это важный способ трудоустройства. Также в США хорошо налажена система выстраивания отношений с потенциальными инвесторами своих проектов.

Расскажите о студенческой среде, в который Вы учились, национальный, возрастной состав.

Национальный состав очень разный в зависимости от факультета. Мой был очень нерепрезентативный – было много американцев, что связано со спецификой специальности. Если брать другие факультеты, то очень много китайских студентов. Есть и российское коммьюнити, но не очень большое. Русских много на инженерном факультете, Гарвардской бизнес-школе, программировании.

И возрастной состав очень разный, но в основном это люди с опытом работы. Были и 30-ти, и 45-тилетние. В этом принципиальное отличие от России: в США люди поступают на магистерские программы с пониманием, что им нужно для работы, с ясной мотивацией. Им предельно понятно, чего не хватает для развития карьеры. У них есть четкое понимание, зачем они тратят два года на обучение и столько денег.

Примерно так же действовала и я. К моменту поступления у меня был опыт работы и понимание, каких знаний мне не хватает и куда я хочу двигаться дальше.

Как изменился Ваш карьерный путь после выпуска?

В 2012 году я выпустилась, встал вопрос о трудоустройстве. Стипендия Фулбрайта накладывает определенные ограничения, в частности, в США можно остаться не более, чем на год после окончания, для стажировки. Я решила на год не оставаться. В этот момент Россия стала активно сотрудничать с MIT через Сколково, и меня пригласили принять участие в этих проектах. Кроме того меня интересовало, как развивается тема городского планирования в России. В 2010 году открылась Высшая школа урбанистики в ВШЭ, первая учебно-исследовательская структура, связанная с моей тематикой. И стало ясно, что таких специалистов в России нет. Кроме того я знала заочно А.А.Высоковского, декана Высшей школы урбанистики. Он предложил мне подготовить курс для ВШУ, в этот же момент у меня начиналось исследование в Сколково. Оба эти фактора определили мое возвращение в Россию. Изначально я планировала оба проекта только на полгода, но задержалась на значительно более длительный промежуток времени. У меня появилась возможность заниматься тем, что я люблю, что умею, тем, что здесь ценно.

В настоящий момент я не аффилирована ни с одной организацией на 100% своего рабочего времени. Я делаю проекты в области городского планирования с различными организациями. Сейчас я в процессе поиска. Не могу сказать, что я на 100% уверена, что останусь в России. Хотя я чувствую здесь свою востребованность, ценность, но все очень сложно, потому что дисциплина только становится на ноги, и я не могу сказать, что есть определенный поток заказов на мою экспертизу в области городской экологии, что сформирована цена на мои знания. Я не исключаю возможность работы за границей и в данный момент я рассматриваю несколько возможностей. Мне нравится быть в процессе поиска - не никогда не знаешь, что будет завтра и какие ещё новые проекты и предложения поступят.