• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
Книга
Environment in Times of War: Climate and Energy Challenges in the Post-Soviet Region
В печати

Маслова Е. А., Sakwa R., Devyatkin P. et al.

Vol. 1. Iss. 1. Milan: Italian Institute for International Political Studies (ISPI), 2022.

Статья
ЮАР в БРИКС: ожидания и реальность

Кривушин И. В.

Электронный научно-образовательный журнал "История". 2022. Т. 13. № 3 (113).

Глава в книге
Innovative environment and Development of Universities 3.0

Stupin R., Grebneva A.

In bk.: Всероссийская научная конференция молодых исследователей с международным участием «Экономика сегодня: современное состояние и перспективы развития» (Вектор-2022): сборник материалов. Prt. 4. _, 2022. P. 253-258.

А.И.Захаров в панельной дискуссии Института южноазиатских исследований Национального университета Сингапура

27 января научный сотрудник департамента международных отношений НИУ ВШЭ Алексей Захаров выступил на вебинаре “The Bear in the Room: Russia and the Indo-Pacific”. В своем выступлении он рассказал о подходах России к концепции Индо-Тихоокеанского региона и выделил ряд ключевых направлений российской внешней политики в регионе.

Основные тезисы:

  • Россия сохраняет критическое отношение к концепции Индо-Тихоокеанского региона, рассматривая ее как американскую стратегию по сдерживанию Китая и вовлечению региональных союзников и партнеров в противостояние с КНР.
  • Беспокойство Москвы вызывает эволюция четырехстороннего формата Quad с участием Австралии, Индии, США и Японии в сторону более институционализированного объединения с широкой повесткой и регулярными встречами на уровне глав государств и министров иностранных дел. В то же время следует обратить внимание, что основной фокус взаимодействия «четверки» сместился с вопросов морской безопасности на экономическое, инфраструктурное, технологическое сотрудничество и взаимодействие в сфере здравоохранения.  
  • Создание трехстороннего партнерства Австралии, Великобритании и США (AUKUS) в сфере безопасности несет долгосрочные вызовы российским интересам. Во-первых, появление AUKUS убеждает многих российских экспертов в использовании со стороны США концепции ИТР для воссоздания системы альянсов. Во-вторых, в случае реализации соглашения трех государств их объединенные военные потенциалы могут нести угрозу на Тихоокеанском ТВД не только Китаю, но и России. В-третьих, получение Австралией атомных подводных лодок может иметь негативные последствия для режима нераспространения ядерного оружия.
  • Происходит дальнейшее углубление военно-морского партнерства России и Китая, выраженное в совместных воздушных и морских патрулях в западной части Тихого океана. Подобные маневры отражают тесное политическое взаимодействие и сходство взглядов Москвы и Пекина на региональные процессы.
  • Ради сохранения отношений со значимыми региональными партнерами Россия стала проявлять больше гибкости в своей дипломатии, что выражается в признании Индо-Тихоокеанского видения государств АСЕАН и готовности искать взаимовыгодные направления сотрудничества в регионе. После обсуждения недопониманий с индийской стороной Москва смягчила свою позицию по поводу участия Индии в Quad, полагая, что оно не противоречит схожему пониманию основных принципов развития региона (инклюзивность, центральная роль АСЕАН, недопустимость появления военных блоков).
  • В российско-индийском сотрудничестве появились перспективы увеличения взаимодействия с третьими странами, в частности со странами Юго-Восточной Азии. Одним из таких проявлений стал первый контракт совместного российско-индийского предприятия на поставку ВМС Филиппин ракетных комплексов «БраМос».
  • Несмотря на продолжение сближения с Китаем, Россия преследует собственные внешнеполитические интересы в регионы, прежде всего в сфере поставок вооружений и военной техники и реализации энергетических проектов.