• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Ключевая проблема Африки: население растёт, а инфраструктура не успевает за его ростом

Андрей Маслов в эфире радио Sputnik рассказал о том, как будут выстраиваться отношения Африки с Россией, странами Европы и США в контексте продовольственной безопасности, энергетики, информационных технологий и санкционных режимов. Ниже приводим расшифровку подкаста от 14.06.2022.

О поставках российской пшеницы в Африку:

Для Африки южнее Сахары пшеница — относительно новый продукт, больше связанный с городской модой на бургеры, булку, макароны. Потребление риса, кукурузы, бобовых более важно с точки зрения продовольственной безопасности. Поэтому, например, в Бенине, который, как говорят, зависит от российской пшеницы «на 100%», пшеница - не основной продукт в продовольственной корзине. В то же время, проблема голода шире, чем собственно зерновые поставки: во всём мире набирает силу продовольственная инфляция, и Россия должна сыграть ключевую роль в стабилизации продовольственных рынков в целом.

Для России наиболее значимые торговые партнеры - на севере Африки, и как раз пшеницу, в основном, потребляет север Африки: Египет, Алжир. Для России ключевой рынок — Египет, для европейцев в качестве рынка пшеницы важен, в первую очередь, Алжир.

Тезис о том, что спецоперация является, в той или иной мере, причиной голода в Африке — это элемент информационной борьбы против нас; потому что если разбирать на составляющие эту проблему, мы увидим, что ключевая причина угрозы — инфляция продовольственных цен в мире, которая запущена, прежде всего, США. Эмиссия доллара, рост цен на продовольствие, ограничения, связанные с ковидом, — весь этот комплекс проблем вызвал рост цен на продовольствие: мясную продукцию, молочную, рис, который потребляет Африка. А потом появился удобный повод свалить эти беды на Россию.

И хотя Россия действительно может поучаствовать в решении этих проблем, санкции, которые введены против наших банков, имеют для мировых рынков продовольствия более разрушительный характер, чем закрытие нескольких украинских портов. Тем более, украинская пшеница может попадать на мировые рынки через Европу (через румынские порты, например), что до сих пор и происходит.

О проблемах роста Африки и причинах дефицита продовольствия:

Африка разная: есть страны, которые динамично развиваются, есть страны, особенно в центре, которые, не имея выхода к морю, испытывают проблемы, особенно в плане продовольственной безопасности. Я бы обратил внимание на два момента: во-первых, рост населения. Он устойчив, а Африка до сих пор ещё не заселена, огромное количество земель остаётся неосвоенными, поэтому рост будет продолжаться ещё долго. Проблема бедности, продовольственной безопасности в основном обусловлена этим ростом, то есть рост экономики не успевает решить все проблемы растущего населения.

Восточная часть Африки в последнее десятилетие - наиболее динамично развивающийся регион. Уганда, например, показывает впечатляющие темпы роста. И после пандемии процессы восстановления пойдут в экономике достаточно быстро.

Второй момент — это проблема инфраструктуры: сложность доставки продовольствия до районов с его дефицитом, отсутствие дорог, мощностей хранения для продовольствия. Все быстро портится, и нет запасов. Рынки контролируют те, у кого есть запасы, хранилища, и кто может вовремя на рынок вывести определенное количество, например, зерна. Например, в Египте, в Алжире ситуация с пшеницей пока достаточно стабильна: они сумели создать запасы вовремя, на несколько месяцев потребления, но и им необходимо наращивать инфраструктуру для хранения. Но, например, в Эфиопии такой инфраструктуры значительно меньше.

Проблема роста для Африки ключевая: население растёт, и инфраструктура не успевает за ростом населения. Если мы хотим к проблеме обеспечения Африки продовольствием подойти комплексно, то прежде всего нужно строить порты, элеваторы, дороги, налаживать учёт продовольствия, снижать потери при хранении.

О постколониальном влиянии:

Постколониальное влияние касается, например, стандартов. Требования к импортируемой продукции до сих пор привязывают многие африканские рынки к бывшим метрополиям. Например, наше зерно с трудом может попасть в Алжир, потому что стандарты настроены таким образом, чтобы соответствовать возможностям французских производителей. Причем это не значит, что наше зерно хуже, - оно просто немного другое. Более того, по определённым характеристикам оно даже лучше, чем французское, и не попадает на рынок не потому, что алжирцы не хотят, а потому что выстроена эшелонированная система защиты и монополизации рынков. Для европейцев африканские рынки продовольствия имеют стратегическое значение: Африка в год потребляет продовольствия из Европы на десятки миллиардов евро.

О Нигерии:

В Нигерии более 200 млн жителей, это огромный, растущий рынок. Страна поставляет на мировые рынки нефть и газ, и сейчас идет борьба за то, чтобы страна поставляла больше газа: европейцы прикладывают огромные усилия, чтобы заставить Нигерию отказаться от развития собственной электроэнергетики, от собственного производства удобрений ради того, чтобы как можно больше СПГ поставлять в Европу. С точки зрения замены российского газа Нигерию можно поставить на третье место после США и Катара по потенциалу. Сейчас Нигерия — это третий поставщик, который может прийти на замену, хотя бы просто по физическим объемам газа в месторождениях.

Об Эфиопии:

Эфиопия – это центр притяжения для всей восточной Африки, страна, которая показывала десять лет перед пандемией впечатляющие темпы экономического роста, больше 9%. Китай инвестирует в инфраструктуру, строительство дорог, обрабатывающую промышленность, легкую промышленность. Это та страна, на которую сейчас Китай делает ставку как на центр своего присутствия в регионе. Кроме того, Эфиопия развивает энергетику - строит плотину на Ниле, гидроэлектростанцию «Возрождение». Страна видит себя в роли энергетической региональной державы, которая будет обеспечивать электроэнергией соседние страны: Судан, Эритрею; есть планы общего строительства энергосистемы для всего региона.

Эфиопия – традиционный друг России. Ещё с царских времен мы поддерживаем с ней хорошие политические отношения. Наши церкви близки по многим параметрам - эфиопских монофизитов часто называют православными (хотя это не очень верно терминологически). Эфиопия — важный партнер для России, но именно наши экономические, торговые отношения сейчас ограничены, прежде всего логистически. Нашим товарам - зерну, удобрениям, в которых Эфиопия заинтересована, - нужен независимый транспортный коридор через Ближний Восток. Пока торговые отношения существенно отстают от роста эфиопского спроса.

О сепаратизме в Африке и политических причинах голода:

От Эфиопии в 1993 году отделилась Эритрея, но торговля Эфиопии и до того в основном шла через Джибути, даже когда у нее был выход к морю через Эритрею. Дело в том, что рельеф между Эфиопией и Эритреей – это высокогорье, и возить товары проще по плоской пустыне: в Джибути, из Джибути. Порт Джибути - один из крупнейших на побережье Индийского океана.

Последним в Африке разделился Судан, с отделением от него Южного Судана. В 1990-е, в 2000-е годы процессы деления стран шли не только в Африке – была такая установка, что большими странами эффективнее управлять, если их поделить.

Безусловно, риски голода обусловлены и локальными политическими проблемами. В той же Эфиопии до сих пор не решена полностью проблема Тиграя, где действует повстанцы, которые борются с центральным правительством. Тиграй – это как раз, по совпадению или нет, наиболее уязвимый регион страны с точки зрения продовольственной безопасности. Минимум последние несколько десятков лет он решал свои проблемы продовольственного дефицита через поставки из центральной Эфиопии. Тот факт, что сейчас там действуют незаконные вооружённые формирования, выступающие против Аддис-Абебы при поддержке внешних сил, конечно, не способствует решению проблемы голода. Тиграй - одно из наиболее уязвимых мест на планете с точки зрения продовольственной безопасности, в первую очередь по политическим и логистическим причинам.

О росте площадей пахотных земель и умном земледелии:

Площадь пахотных земель, безусловно, растет. Потому что растет население и растет спрос на продовольствие. И правильно, что стали больше сеять, потому что последние десять лет прирост населения, прирост спроса компенсировался во многом импортом продовольствия, а сейчас, в связи с сложностями на мировых рынках, африканцы стали задумываться, как больше производить. Африка имеет колоссальный потенциал в этом плане, но тут еще важна урожайность, кроме площадей.

Засеять можно много, но вопрос и в правильном возделывании земли: сложный климат, нет культуры внесения удобрений, есть проблема паразитов. Например, саранча в Сомали, в Эфиопии - чем больше посеешь, тем больше она съест, и в следующем году будет просто больше саранчи.

Поэтому необходимо развивать высокотехнологичные подходы к ведению сельского хозяйства в целом: решать проблемы орошения, удобрений, защиты почв, прогноза урожая, точных измерений свойств почв, уровней воды, проблему сбережения собранного урожая . Технологии больших данных и спутникового наблюдения за посевами позволят развивать сельское хозяйство не только количественно, но и качественно. Расширение посевов же часто идёт за счёт саванн, лесов, усиливает климатический дисбаланс на планете. Нужно больше содействовать африканцам именно в интенсивном развитии земледелия.

Об отношении Африки к зелёной повестке:

Леса в Африке уничтожаются, к сожалению. Но и Европа достигла своего нынешнего уровня развития во многом за счет почти тотального уничтожения природных ресурсов на своей территории. Там не осталось ни первозданных лесов, ни животных. Африка пока, к сожалению, идет, по тому же пути, но с некоторым опозданием, и африканцы справедливо возражают европейцам: почему вы нас учите экологической повестке? Вы же сами достигли своего уровня развития путем уничтожения своей природы, а теперь приезжаете к нам и говорите: «бедные обезьяны, бедные носороги»; «давайте вы не будете развиваться, а будете консервировать последние участки природы», которые являются, оказывается, уже не их достоянием, а общечеловеческим.

О спросе на продукты питания в Африке:

Сыры, сливочное масло, — это премиальные продукты в Африке, которые очень-очень-очень узкий круг городского населения начинает потихонечку потреблять. Для спроса на российскую продукцию роль сыграло, что наша молочная промышленность большой шаг вперёд сделала за время последних анти-санкций. Мы сами стали потреблять свои сыры, африканцы это тоже видят, чувствуют. А молоко они импортируют в виде концентратов и, в основном, из Европы: ввозят молочный концентрат, разбавляют. К сожалению, внутреннее производство пока не развито, не успевает за спросом на молоко.

О динамике сотрудничества с Россией:

Наши отношения с Африкой развиваются, и здесь важны человеческие связи, возобновился рост числа студентов африканских. Сейчас мы внимательно наблюдаем, что будет в связи с санкциями. Пока мы не видим у африканцев какого-то охлаждения или нежелания продолжать у нас учиться. Для них выходят на первый план проблемы прикладного характера: как заплатить в рублях за обучение, например, (большинство из них учится на свои деньги); как доехать (нужно развивать прямое авиасообщение с Африкой, что и делается, постепенно).

Мы ждём, когда возобновятся прямые рейсы в Эфиопию, нужно ещё, как минимум, хотя бы, городов 5 охватить, к югу от Сахары, чтобы можно было попасть на Фернандо-По, и в Калахари, и в Сахару напрямую, из Москвы; на Лимпопо обязательно. Мы вот этого ждём, потихонечку ситуация в эту сторону разворачивается. Экономические связи тоже растут и будут расти, потому что Африка заинтересована во многих товарных группах, которые мы производим. Начиная от программного обеспечения, заканчивая тем же самым зерном, которое среди фундаментальных факторов продовольственной безопасности для некоторых стран. Будущее, наверное, за поставками удобрений. Думаю, следующие 10 лет мы увидим большой рост по этой товарной категории, африканцы начинают понимать, как удобрения могут существенно повысить отдачу от сельского хозяйства.

О роли удобрений в решении проблемы голода:

Азот, фосфор и калий — три основных компонента удобрений. Уникальная ситуация, что у России есть все три, потому что, как правило, страна производит какой-то один из этих компонентов. Например, Марокко является ключевым поставщиком фосфатов и удобрений из них в мире, но при этом у них нет ни калия, ни азота. И вот, за счёт этого, глобальные производители, глобальные трейдеры, которые смешивают эти компоненты в различных составах, — они контролируют рынок. Поэтому, номинально, — да, Африка, она, может быть, и производит примерно столько же удобрений, сколько потребляет*, но в реальности она зависит от импорта, даже если экспортирует. Те же марокканцы вынуждены договариваться с нигерийцами, например, для того, чтобы совместно производить удобрения. У тех фосфаты, у нигерийцев азотные удобрения, но, опять же производство азотных удобрений в Нигерии, в которых марокканцы заинтересованы, ограничивается тем, что европейцы требуют от нигерийцев больше газа, поэтому у нигерийцев — наладить производство азотных удобрений, — это одна из национальных идей, но на протяжении 20-30 лет они не могут довести до реализации эту идею».

Идея была и остается в том, что Марокко будет завозить большие объемы фосфатов, нигерийцы будут локально производить азотные компоненты, а калийные они будут брать где-то ещё, (например, в России), всё это вместе смешивать, и, в результате, по NPK, Нигерия будет региональным хабом».

О новых направлениях сотрудничества с Россией:

В числе новых направлений сотрудничества, прежде всего, IT: Африка динамично внедряет цифровые решения во всех сферах жизни: от управления городским хозяйством, до личных телефонов. в большинстве стран не было фиксированной телефонной связи, например. Поэтому от непосредственного общения они сразу перешли к мобильным телефонам, а от них к смарту. Количество стартапов в Африке впечатляет, на самых разных направлениях, в финтехе, например.

Есть российские цифровые компании, которые готовы выходить на конечного потребителя в Африке. «Яндекс»-такси открывает чуть ли не каждый месяц новый город в Африке, причём вам даже не нужно новое приложение — приехал со своим, и поехали. Но важнее спрос со стороны государств, потому что все те решения, которые есть в России по сбору налогов, по защите суверенного интернета, регулированию доступа к различным ресурсам, то, что называется цифровой суверенитет, это всё огромный интерес у африканцев вызывает. Также, Россия в мировых лидерах по цифровизации госуслуг для населения. И в Африке это вызывает большой интерес.

В Центре изучения Африки мы провели своё небольшое исследование и выяснили, что всего в нескольких странах Африки ведётся точный учёт населения, есть национальная система регистрации рождений, смертей, браков. А несколько десятков стран до сих пор нуждаются в системах учёта, и им проще — они могут сразу делать учёт цифровым, и поэтому здесь огромный потенциал, рынки, практически все они открыты и достаточно доверительно относятся к нам. Потому что здесь проблема постколониализма играет нам на руку, африканцы опасаются излишнего проникновения американских, французских компаний в их тонкие, чувствительные настройки. А от нас они не ждут колонизации, попыток их поставить под зависимость, и поэтому с большим доверием относятся, потому что знают, что мы предоставляем сервис и всё; и не лезем в их жизнь.

Об актуальной ситуации по пшенице:

По вопросу поставок пшеницы в этом году, думаю, что в целом, конечно, нужно рассчитывать на наше руководство, оно за свои слова отвечает. Сказали — сделаем. Другое дело, что нужно сделать для того, чтобы устойчивое присутствие обеспечить на рынках, независимое от колебаний цен и спроса. Например, урожаи зависят от климатических условий; погоды конкретного года. Нам, конечно, нужно бы в Африке наращивать мощности хранения, перевалки.

Европейцы говорят: «мы же не вводили санкций против зерновых проставок и удобрений», но, в то же время, санкции против банковского сектора, ограничения на страховые операции, сейчас создают много помех. Именно не препятствий, а помех: сложно застраховать груз, сложно получить платеж, банки не привыкли к новым условиям. Египет покупал зерно за доллары, причем у трейдеров, которые наши, но были зарегистрированы, допустим, в Швейцарии. Эти достаточно противоестественные структуры уходят корнями чуть не ли в 1990-е годы. Они сейчас будут заменяться на более логичные, на расчеты в национальных валютах, через банки двух стран, прямые: что в конечном счете выгодно и России будет, и Египту, и другим покупателям.

Плюс, нужен свой флот для перевозки зерна. Желательно инвестировать в портовые мощности хранения, например, на территории основных стран-покупателей, — чтобы у России было своё зерно там, определенный запас, и тогда можно будет его распределять по миру, в том числе, из этих хранилищ, — а пока рынок контролируют, в основном, глобальные трейдеры, и основные глобальные трейлеры зерновые — они американские. И именно они являются основными бенефициарами войн и санкций, роста цен. И вся эта демагогия, на счет того, что Россия не дает вывозить зерно из Одессы, она на самом деле прикрывает десятки миллиардов дополнительной прибыли, которые получает те же самые американские поставщики, европейские, страховые компании, перевозчики. Нам нужно вкладывать в свою инфраструктуру, в свой флот, и тогда мы действительно сможем не только сохранить, но и нарастить поставки, потому что объективных препятствий нет.

О ПМЭФ:

ПМЭФ традиционно интересен африканцам, уже лет 5 проводится диалог Россия-Африка, в рамках ПМЭФ, каждый год туда приезжают представители большинства африканских стран, на уровне посольств, по крайней мере. Бывали интересные делегации. Конечно, в 2019 году был рекорд, когда саммит в Сочи готовился. Сейчас постепенно восстанавливается общение после пандемии и, ПМЭФ, — ведущая площадка в России, одна из ведущих в мире площадок для делового общения. Сейчас значение африканского компонента для ПМЭФ будет расти. Не только значение ПМЭФ для Африки, но и Африка будет, надеюсь, для организаторов в приоритете находится на протяжении ближайших многих лет.

Восточный Экономический Форум набирает силу, темп развития; и на этой площадке, тоже будут появляться африканские компоненты. Нам, конечно, нужна кооперация со странами Азии в Африке. В Африке сложно в одиночку что-то делать, а когда у вас есть многосторонний альянс, какое-то взаимопонимание, то это на долгосрочную перспективу может стать преимуществом.

О коррупции в Европе и Африке:

У Европы коррупционные традиции еще глубже чем в Африке, уходят в глубину веков... Коррупция, — зачастую, миф, оправдывающий постколониальную опеку: дескать в Африке коррупция, поэтому необходимо за ними присматривать и, значит, учить. Коррупция везде примерно в одинаковых количествах, у меня такое субъективное ощущение. А в Африке есть страны, вроде Руанды, которые признаются лидерами в антикоррупционных практиках.

Об условиях работы в Африке:

Что касается российских дипломатов, отправляющихся на усиление из Европы в Африку, тут важно желание, важно, чтобы человек хотел работать с Африкой, был готов к этим трудностям, в том числе климатическим. Не всем нравится жара. Раньше всегда называли заболевания, в числе основных трудностей, когда мы приходили на первый курс кафедры, упоминали всегда, что нужно быть готовым к инфекционной нагрузке, к различным болезням.

Но сейчас мы все примерно в равных условиях. Если раньше всегда говорили студентам, что надо руки мыть в Африке и следить за гигиеной, за свежестью продуктов, от комаров защищаться и т.д.; то сейчас это все касается нас всех не только в Африке. В Африке комфортно можно жить, работать, а люди там, в плане общения, в плане позитива, который от них исходит, гораздо лучше любой европейской страны. Важны именно эти улыбки и искренняя радость, к тому же, к русским они относятся, в подавляющем большинстве, очень позитивно.

Ограбить могут, но вероятность, в среднем, меньше, чем во многих районах европейских столиц. Стоит вести себя надо прилично, понимать, что вокруг происходит, и по ночам можно тогда ходить, как правило, спокойно.

О туризме:

Очень разные есть категории туристов. В плане значимости туризма для отношений стран, конечно, нужно отметить Египет. Традиционно, более премиальное туристическое направление – это Марокко. Я Алжир друзьям рекомендую, потому что это потрясающе красивая страна с огромным количеством памятников старых, и они все совершенно свободны от толп, вы можете прийти, найти амфитеатр, где-то в холмах, в полях и будете там один, во всем амфитеатре; можете говорить с настоящей сцены, слышать через тысячи лет акустику. А ещё там есть Сахара, оазисы, верблюды, вот это всё в первозданном, почти, виде. Еще традиционные направления -- Намибия, Танзания, это такие «хиты». Есть экзотические места, вроде Гамбии, где при этом комфортно, есть Нигерия, — это просто страна, которую стоит увидеть.

 

С записью эфира можно ознакомиться по ссылкам: первая часть, вторая часть.