• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Дневник. 8 июля 2017 года

6 июля7 июля8 июля9 июля10 июля11 июля12 июля

Третий день школы начался с работы участников над групповыми проектами, что способствует достижению основной цели летней школы – развитие сотрудничества между молодыми специалистами разных стран по широкому кругу вопросов, обмен мнениями, поиск консенсуса по наиболее актуальным проблемам современных международных отношений. Участникам предоставлена возможность поделиться друг с другом бесценным опытом, обсудить волнующие экономические и политические проблемы, услышать отличные от своей точки зрения. Тематика проектов охватывает такие темы, как международная безопасность, инвестиции, российско-китайское сотрудничество и др.

Затем состоялась лекция профессора Университета Виттенберга Ю Биня на тему «Систематическая асимметрия: Вестфальская система и Китай». С одной стороны, в академической и политической среде по всему миру наблюдается одержимость вопросом возвышения Китая. С другой стороны, несмотря на растущую роль Поднебесной в современном мире, ведущие теории международных отношений (реализм, либерализм, неомарксизм, конструктивизм и т.д.), как правило, объяснить этого не могут. Эксперт представил свою позицию, почему так происходит, и какие причины за этим стоят.

Существующими теориями Китай описывается либо как «исключение» (exclusion), либо как «одержимость» (obsession). Что касается первого определения, то Китай, как и любая другая страна, обладает своей спецификой, которую западные страны, прежде всего США, не принимают во внимание, пытаясь распространить сложившуюся на Западе демократическую модель на остальной мир. Китай же не предлагает миру никакой «китайской модели» по примеру Запада, так как считает, что каждое государство исключительно и уникально. Однако китайское восприятие исключительности отличается от американского. Если исключительность «по-американски» означает исключительность США, то исключительность «по-китайски» подразумевает, что каждая страна имеет право найти собственный путь развития ввиду особенностей и специфики условий каждого конкретного государства. При использовании второго определения (obsession) Китай рассматривается, как угроза международному порядку. При восприятии Китая по сей день существует два противоположных мнения, которые описывает высказывание Наполеона Бонапарта: «Пусть Китай спит. Если он проснется, он сотрясет мир». Иными словами, Китай либо пассивен и спит, либо активен и угрожает всему миру.

Профессор выделил несколько причин, почему Китай не попадает ни под одну из теорий: политические и идеологические причины, фокусировка теории международных отношений на вопросах безопасности и решении конфликтов, создание теории международных отношений западными учеными, субъективность представителей академической среды, имеющих возможность оказывать влияние на формирование внешнеполитического курса. Ю Бинь отметил, что за всю историю политики США на главенствующие посты не допускались те, кто показывал заинтересованность в изучении Китая, в развитии сотрудничества с ним.

В заключительной части лекции эксперт сравнил Вестфальскую систему международных отношений после 1648 г., базировавшуюся на принципах суверенитета и баланса сил, и систему китаецентричной Восточной Азии, основанную на принципе иерархичности и культурного влияния. Профессор пришел к выводу, что Вестфальская система привела к бесконечным войнам, в то время как китаецентричная смогла гарантировать стабильность.

Подводя итоги, лектор сделал небольшое отступление и затронул тему сближения России и Китая: по его мнению, столь высокий уровень отношений был достигнут между Пекином и Москвой именно сейчас потому, что в первый раз в истории Россия и Китай воспринимают друг друга как равные партнеры.

О китайском опыте введения санкций участникам школы рассказал Василий Борисович Кашин, старший научный сотрудник ЦКЕМИ. Несмотря на то, что официально Китай выступает против санкций, как инструмента достижения политических целей, а также критикует США за односторонние санкции, Пекин имеет собственный опыт введения односторонних ограничительных мер, которые не поддаются огласке и не обозначаются как санкции. Китайские санкции менее эффективны, чем американские, поскольку Китай не контролирует значительную часть мировой финансовой системы. Тем не менее, экономическое влияние, которое Китай способен оказывать на своих торговых партнеров значительно.

Среди мер, которые можно рассматривать как санкционные, чаще всего Китай прибегает к следующим: введение дополнительных технологических стандартов (напр., на фрукты из Филиппин, с которыми Китай вовлечен в территориальный спор в Восточно-Китайском море), сокращение или прекращение туристического обмена между Китаем и страной-объектом санкций (напр., запрет на туризм в Южную Корею в связи с размещением системы THAAD), усложнение процедур пересечения границы (напр., в случае визита Далай-ламы в Монголию), создание препятствий для ведения бизнеса в Китае (напр., увеличение налоговых проверок в тайваньских ресторанах, работающих на территории Китая).

Оценивая эффективность китайских санкций, лектор отметил их относительную успешность. Касательно чувствительного для Пекина тибетского вопроса, Китаю удалось сократить дипломатическое взаимодействие других государств с Далай-ламой. В стремлении не допустить получения Тайванем полной независимости, Китаю удалось добиться сокращения объемов экспорта на Тайвань. По южнокорейскому направлению, благодаря усилиям Пекина или по иным причинам, но развертывание THAAD будет приостановлено.

Отвечая на вопросы аудитории, эксперт отметил, что в будущем Китай, скорее всего, перейдет к американской практике введения односторонних ограничений, однако для этого потребуется время, чтобы постепенно сменить курс официальной риторики и разработать соответствующую правовую базу.

После ужина состоялось одно из самых интересных и ярких мероприятий школы, которое каждый год встречает живой отклик участников: китайский культурный вечер. Участники школы узнали о различиях между югом и севером Китая, об особенностях шаньдунской, сычуаньской, кантонской, фуцзяньской, чжэцзянской, хунаньской, аньхойской и цзянсуйской кухонь, о китайских праздниках и традициях и смогли попробовать себя в роли каллиграфов.

Но какой же праздник без стихов и песен? Друзья из Китая познакомили присутствующих с творчеством известного и горячо любимого китайского поэта Ли Бая. В завершении культурной части вечера участники летней школы были тронуты живым исполнением песен современных китайских фолк-музыкантов. Далее уже все ребята приняли участие в игре, по правилам напоминающей «сломанный телефон», но вот только участники должны были напевать другдругу китайские мелодии. В конце мероприятия, которое подарило всем его участникам заряд хорошего настроения, была спета любимая в России и Китае песня «Катюша».

HSEФонд поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова

 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!